Responsive image
Responsive image
local_post_office unc@mcoin.ru
call 8-985-965-60-95, 8-903-210-47-62, 8-925-706-26-91
Скульптура на монетах.

 

                                                                 

 

  Среди разнообразных изображений на монетах нередко можно видеть скульп­турные портреты и даже целые скульптурные группы. Появление таких изобра­жений связано с верованиями древних народов. На античных монетах воспроиз­ведены культовые статуи богов и героев, хорошо нам знакомых по мифам и легендам древних греков и римлян.

 

  Использование монет для изучения интересующей нас области искусства ин­тенсивно началось во второй половине XIX в. Обычно исследователи привлекали нумизматический материал для установления времени создания той или иной скульптуры, отрывая отдельные монеты от общего развития монетного дела, а в изображениях на монетах хотели видеть точное до деталей воспроизведение ан­тичных скульптур. Из работ раннего периода надо отметить статьи английского нумизмата Реджинальда Стюарта Пуля (1832—1894), хранителя монет и медалей Британского музея и автора ряда каталогов, а также немецкого ученого, директора Берлинского мюнцкабинета Юлиуса Фридлендера (1813—1884). Классической работой конца прошлого столетия, не потерявшей и сегодня своего значения, является труд двух выдающихся нумиз­матов — Фридриха Имхоофа-Блюмера (1838—1920), швейцарского собирателя, поднявшегося до вершин профессиональных знаний, и англичанина Перси Гард­нера (1846—1937), много сделавшего в области изучения взаимосвязей нумизма­тики и истории искусства. Имеется в виду совместное исследование этих авторов, названное ими «Нумизматический комментарий к Павсанию» и опубликованное в одном из журналов по античной истории в 1885—1887 гг., а затем сразу же появившееся в Лондоне отдельной книжкой. Подтверждением того, что книга и в наше время не потеряла своего значения, стало ее переиздание в 1964 г.

 

  Павсаний (II в. н. э.) — греческий автор, по происхождению, вероятно, из Малой Азии, много путешествовавший, составил в 170-х гг. «Описание Эллады», рассказав о памятниках искусства Средней и Южной Греции, большинство кото­рых не дошло до нашего времени. Имхооф-Блюмер и Гарднер провели большую работу по сопоставлению сведений, содержащихся у Павсания, с нумиз­матическим материалом.

 

  Стремление видеть в скульптурных изображениях каждой монеты воспроизве­дение скульптуры того или иного известного ваятеля или связывать их обязательно с описаниями античных авторов или с находками археологов нередко приводило к существенным ошибкам.

 

  В 1863 г. при раскопках на острове Самофракия, расположенном в северо-вос­точной части Эгейского моря, была найдена часть статуи (торс). Это была знаме­нитая сейчас Ника Самофракийская, которую известный советский искусствовед М. В. Алпатов описывает с присущим ему воодушевлением следующим образом: «Статуя изображена на высеченном из мрамора носу корабля. Главный смысл фигуры — порывистое движение вперед в стремлении сообщить весть о победе, движение, которое встречает сопротивление ветра, но все же преодолевает его в неравной борьбе... Трудно описать силу эстетического воздействия статуи Ники Самофракийской, которая напоминает музыкальную композицию, раскрывающу­юся в повторах и нарастаниях ритма».

 

  Однако нас интересует связь статуи Ники Самофракийской с монетными изо­бражениями. Представление о первоначальном виде статуи было получено путем сопоставления с тетрадрахмой македонского полководца и царя Деметрия Поли- оркета (306—283 г. до н. э.), на л. с. которой изображена богиня победы Ника, стоящая на проре (передняя часть корабля) и трубящая в трубу (см. ил. 8, 2). Еще в 1928 г. немецкий нумизмат, директор Мюнцкабинета в Мюнхене проф. Макс Бернхарт утверждал, что на тетрадрахмах Деметрия Полиоркета изображена Ника Самофракийская. А так как монета Деметрия Полиоркета с изобра­жением Ники была чеканена в 306 г. в связи с его морской победой над Птолеме­ем I и занятием острова Кипр (где в городе Саламине и производилась чеканка), то и скульптура Ники Самофракийской датировалась временем после 306 г. до н. э. Ряд современных искусствоведов утверждает, что на самом деле она была изваяна около 190 г. до н. э. По их мнению, Ника Самофракийская действительно спешит сообщить о морской победе, но не о той, которую одержал Деметрий Полиоркет. Она была воздвигнута на острове Само- фракия жителями Родоса, одержавшими победу над сирийским флотом. Таким образом, Ника Самофракийская не могла быть изображена на тетрадрахме 306 г. до н. э. Чем же объяснить большую близость скульптурного и монетного изображений богини победы? Вероятно, устоявшимися представлениями греков о своих богах и героях. Г. Кютманн и Дж. К. Дженкинс полагают, что подобные статуи Ники должны были существовать и ранее и одна из них послу­жила прототипом изображения на тетрадрахме Деметрия Полиоркета.

 

  Таким образом, ни нумизматический материал, ни художественный анализ скульптуры не решили окончательно вопрос о времени ее создания. Противоречиво датируют ее даже в работах о парижском Лувре, где хранится знаменитая скуль­птура.

 

  Новые методические основы изучения взаимосвязей искусства пластики и монетного искусства начинают закладываться в 1920-х it., и среди нумизматов, особенно много сделавших в решении этой проблемы, следует назвать одного из крупнейших советских историков-античников Александра Николаевича Зографа (1889—1942). На основе достижений своих научных предшественников и совре­менников, а также собственного опыта он попытался ответить на вопрос, насколько точно воспроизводятся на монетах скульптурные памятники. Он считал, что для различных периодов античности нельзя отвечать на поставленный вопрос одно­значно. Особенно четко выделяются два периода. Первый, охватывающий V— III вв. до н. э., характеризуется расцветом греческого монетного искусства, когда «монета является самодовлеющим художественным..произведением, в котором резчики штемпелей, в совершенстве владея доступными им средствами, вполне самостоятельно распоряжаются ими и если испытывают какие-либо влияния со стороны окружающих их художественных образцов, то претворяют эти влияния согласно специфическим условиям своей области искусства». В другой своей работе А. Н. Зограф дополняет характеристику названного периода следую­щими словами: «...Монеты классической эпохи за немногими исключениями едва ли более точно воспроизводят современные им произведения монументальной скульптуры, чем другие памятники прикладного искусства. И те и другие в эту эпоху одинаково являются параллельными полусознательными отражениями об­разов, нашедших свое воплощение в памятниках монументального искусства, и позволяют судить об этих последних лишь в отношении таких общих черт, как поза и основные атрибуты».

 

  Второй период, характеризуемый своими особенностями взаимовлияний монет­ного и пластического искусства, падает прежде всего на I—III вв. н. э., то есть на столетия, входящие в римский императорский период. По четкости формулировок трудно его описать лучше, чем это сделал А. Н. Зограф: «В императорскую эпоху потерявшие свою политическую самостоятельность греческие города естественно устремляются к своему славному прошлому и, цепляясь за предоставленное им право чеканки медной монеты как за славное воспоминание о былом могуществе, стараются с помощью выпусков этих медных монет возможно шире распространить знакомство с сохранившимися у них художественными памятниками, свидетелями утраченной свободы. Теперь, наряду с утратой прежнего совершенства техники, художники-резчики связаны определенным заданием с рабской точностью воспро­извести находящиеся на их родине памятники...». Таким образом, говоря о воспроизведении скульптур на монетах, необходимо учитывать хроноло­гические и локальные различия в самих приемах воспроизведения.

 

  Не забывая все сказанное ранее, можно привести несколько примеров изобра­жений на монетах, копирующих античную скульптуру или близких ей по стилю, позе, атрибутам.

 

  В истории искусства широко известна скульптурная группа «Тираноубийцы», сохранившаяся в римской мраморной копии, находящейся сейчас в Национальном музее в Неаполе. Подлинник был создан двумя выдающимися скульпторами V в. до н. э. — Критием и Несиотом, изобразившими афинян Аристогитона и Гармодия, которые в июле 514 г. до н. э. убили Гиппарха — одного из правивших тогда в Афинах сыновей тирана Писистрата. Скульптура была сооружена в 477—476 гг. до н. э. на месте исчезнувшей во время вторжения персов в Грецию скульптуры Антенора. Репликой скульптурной группы, созданной Критием и Несиотом, является изображение «Тираноубийц» на электровом статере города Кизика, бывшего своего рода форпостом Афин на Пропонтиде. Монета датируется 460—440 гг. до н. э., т. е. периодом, сравнительно близким ко времени появления скульптуры. Эта же группа, но уже в качестве допол­нительного монетного знака, — на оборотной стороне афинской тетрадрахмы, датируемой 220—197 гг. до н. э.

 

  Влияние талантливых древнегреческих скульпторов — таких, как Фидий (на­чало V в. — ок. 432—431 до н. э.), Мирон (середина V в. до н. э.), Пракситель (ок. 390— ок. 330 до н. э.), Лисипп (вторая половина IV в. до н. э.), — прослежи­вается на монетах.

 

  Одной из самых известных скульптур Фидия, не сохранившейся до нашего времени, была колоссальная статуя Зевса, сделанная из слоновой кости и золота и установленная в храме в Олимпии — месте проведения Олимпийских игр. Зевс был изображен величаво и спокойно восседающим на троне, держа в одной руке скульптурное изображение Ники, в другой — скипетр. По своей позе он был, вероятно, родственен Зевсу (Юпитеру) Эрмитажа. Эта мраморная скульптура была найдена в прошлом веке в окрестностях Рима. Можно предположить, что голова Зевса появилась на статерах Элиды — главного города одноименной области Греции, ще находилась и Олимпия, — ок. 420 г. до н. э. не без влияния творчества великого греческого скульптора.

 

  В Элиде же при императоре Адриане (117—138) были чеканены бронзовые монеты с сидящим на троне Зевсом с Никой и скипетром. В этом изображении также видят отражение великолепной статуи Фидия.

 

  С влиянием Праксителя связывают изображение Зевса на статере Элиды, чеканенном ок. 364 г. до н. э. Зевс здесь выступает как юный бог с нежным и добрым выражением лица. Некоторые исследователи отме­чают стиль и манеру Праксителя или его школы на статерах города Тарента, чеканенных Александром Эпирским в конце 330-х гг. до н. э., и даже на тетрад­рахмах 246—226 гг. до н. э., чеканенных Селевком II на монетном дворе Антиохии. Со статуей Аполлона с ящерицей (Аполлона Сауроктона) работы Праксителя, датируемой ок. 340 г. до н. э. и известной по римской мраморной копии, хранящейся в Лувре, связывают изображение на греческой бронзовой монете Никополя времени Септимия Севера. И скульптура, и изображение на монете показывают юного Аполлона, который хочет дотронуться стрелой до яще­рицы, поднимающейся по стволу дерева.

 

  На одной из афинских бронзовых монет II в. изображены Афина и Марсий. Эта монета помогла реконструировать группу Мирона «Марсий и Афина», которая сохранилась лишь в копиях двух разрозненных статуй. Римская копия статуи Афины находится в музее Либигхауз во Франкфурте-на-Майне, а статуя Марсия — в Латеранском музее в Риме. Скульптурная группа воспроизводит момент из жизни Марсия — одного из демонов плодородия, спутников Диониса, когда он увидел флейту, брошенную Афиной, и сомневается, должен ли он поднять ее, защищенную заклятием богини.

 

  М. В. Алпатов указывает, что подобная реконструкция не позволяет правильно поместить копье Афины. Однако изображение на монете дает возможность ясно представить расположение фигур в группе.

 

  Воспроизведение скульптуры на монетах Древнего Рима имеет некоторые осо­бенности. Большинство древнегреческих скульптур изображены на провинциаль­ных монетах императорского периода. Скульптурные изображения на монетах, чеканенных в самой Италии, сравнительно немногочисленны. Можно назвать, например, римский денарий 140 г. до н. э. с именем Кая Авгуркна, который изобразил на о. с. монеты статую на колонне, поставленную в честь его предка Луция Минуция Авгурина, который в 439 г. до н. э. сумел снизить цены на хлеб. На о. с. ауреуса, чеканенного в Риме в 81 г. до н. э., мы видим конную статую Суллы в тоге, с поднятой правой рукой. На ауреусе Клавдия, чеканенном в Риме в 46—47 гг., представлена конная статуя на триумфальной арке, сооруженной в честь завоевания Британии.

 

  Изображение волчицы с двумя близнецами — легендарными Ромулом и Ремом появляется уже на денариях, чеканенных в Риме в 150—140 гг. до н. э. Но изображение, аналогичное знаменитой Капитолийской волчице, появляется на одной из римских монет 248 г. на фоллисе, чеканенном Константином I в Нико- медии примерно в 330—335 гг. Широко известна античная скульптура — аллегория Нила в виде могучего старца, окру­женного детьми. То, что Нил — река, приносящая плодородие, — является благо­детелем Египта, подчеркивает рог изобилия, который находится в руке старца. Статуя находится в Риме, в Ватикане. Она имеет ряд подражаний и копий, одна из которых, будучи водружена на каменный постамент, находилась близ Розового павильона в довоенном Петергофе (Петродворце). Изображения, близкие ватикан­ской скульптуре, известны на некоторых римских монетах, например, на сестер­ции Адриана, чеканенном в 134—138 гг. Персонификация Нила на ауреусе Адри­ана несколько иная, чем на сестерции, и не так близка к ватиканской скульптуре. Менее известна статуя, находящаяся в Париже, олицетворяющая другую, уже европейскую реку — Тибр. На александринерах — монетах, чеканенных в Александрии в I—III вв. для римской провинции Египет, представлены обе эти персонификации, близкие названным скульптурам — пар­ным и олицетворявшим неразрывные связи Рима и Египта. Таким образом, далекие, казалось бы, от политики изображения на монетах получали пропагандистское звучание.

 

  Для поздней империи можно также отметить золотой солид Константина I (306—337), чеканенный в 335 г. в Никомедии. Выразительное изображение импе­ратора, взгляд которого направлен вверх, близко к сохранившемуся бронзовому бюсту Константина. Ученый теолог Эвсебий (ок. 260—339), близкий к Константину, писал: «Взгляд императора устремлен вверх, он как бы говорит с Господом». Иными словами, эта незначительная деталь должна была подчеркивать божественное происхождение императорской власти.

 

  Воспроизведения скульптуры на монетах средневековья очень редки.

  

  В ряде нумизматических работ изображение на брауншвейгском брактеате герцога Генриха Льва (1129—1195) рассматривается как изображение памятника льву — геральдическому животному этого правителя]. Такой памятник был поставлен в 1166 г. перед герцогским дворцом в Брауншвейге. Генрих Лев известен не только своими действиями против полабских славян, но и борьбой против императоров из династии Штауфенов. Изображение льва на памятнике и монетах Генриха и его преемников стало своего рода символом притязаний борьбы Вельфов, из рода которых они происхо­дили, против Штауфенов. Появление скульптурного изображения на брактеате второй половины XII в. не случайно — площадь монетного кружка брактеатов, как правило, была значительно больше, чем обычных двусторонних денариев, что давало простор для художественного творчества.

 

  В изображениях некоторых средневековых монет можно видеть аналогии скуль­птурам собора в Женеве.

 

  Эпоха Возрождения отмечена появлением художественных воспроизведений скульптур — главным образом на монетах, имеющих памятный характер, что сближает их по своему значению с медалями. На о. с. серебряного тестона герцога Феррары Эрколе дЭсте (1471—1505), чеканенном ок. 1502 —1503 гг. штемпелем, изготовленным талантливым мастером Джанантонио да Фолинья, изображен всад­ник с вытянутой вперед рукой. Предполагают, что прототипом изображения по­служила статуя миланского герцога Франческо Сфорца, автором которой был великий Леонардо да Винчи.

 

  Изредка появляются воспроизведения скульптурных памятников на монетах нового времени, но все же их надо искать прежде всего не на монетах, а на медалях. Здесь мы остановимся лишь на некоторых монетах прошлого и нашего столетий. Большинство изображений воспроизводит скульптуру, современную мо­нетам, либо сравнительно недавнего прошлого. Но есть и монеты, посвященные древнему пластическому искусству. Так, на монетах Египта в один милльем 1954—1958 гг. и в 5 пиастров 1955—1959 гт. изображена голова сфинкса, соору­женного в период Древнего царства — ок. 2620 г. до н. э., при фараоне IV династии Хефрене. Сфинкс находится в Гизе на левом берегу Нила, близ современного Каира, где сосредоточена большая группа древнеегипетских пирамид. На 5 милльемах и 5 пиастрах 1975 г. — скульптурный портрет древнеегипетской царицы Нефертити (конец XV — начало XIV в. до н. э.), хранящийся в Национальном музее в Каире. Монеты посвящены Международному году женщины, и Нефертити, славившаяся своей красотой и активной государственной деятельностью, безуслов­но, изображена на них по праву. На многих монетах Республики Индия изобра­жена знаменитая «Львиная капитель» колонны Ашоки, о которой здесь уже было сказано.

 

  На памятном долларе США 1900 г. в честь маркиза Мари Жозефа Лафайета (1757—1834), активного участника войны за независимость, воспроизведена кон­ная статуя Лафайета в Париже, подаренная Франции американским народом. На 25 шиллингах Австрии 1956 г. изображен памятник великому австрийскому ком­позитору Вольфгангу Амадею Моцарту (1756—1791), сооруженный в Вене, в Бурггартене.

 

  Широко известна одна из прекрасных площадей Петербурга — Исаакиевская. На ней в 1856—1859 гг. был установлен памятник Николаю I работы знаменитого русского скульптора П. К. Клодта. По случаю открытия памятника был отчеканен рубль 1859 г. с его изображением. Автором этого рубля — одной из памятных монет дореволюционной России — был Александр Лялин.

 

  Наконец, скульптурные изображения на советских монетах, связанные с Вели­кой Отечественной войной 1941—1945 гг. На памятном рубле 1965 г. помещен монумент «Воин-освободитель», который был сооружен ц Трептов-парке в Берлине в 1945—1949 гг. по проекту скульптора Е. В. Вучетича и архитектора Я. Б. Бело- польского. На рубле 1975 г., посвященном 30-летию Победы, изображен монумент Матери-Родины — огромная аллегорическая фигура, венчающая Мамаев курган и являющаяся композиционным центром памятника-ансамбля героям Сталинград­ской битвы. Памятник работы Е. В. Вучетича был открыт в 1967 г. В литературе отмечалось, что это новая, современная и оригинальная интерпретация античной богини победы Ники.

 

                                                  

 

  Надо с удовлетворением отметить, что в последнее время в нашей стране выпускается значительное число памятных монет, в том числе и со скульптурными изображениями. Это рубль 1977 г. с монументом «Покорителям космоса» в Москве, рубль 1987 г. со статуей К. Э. Циолковского (часть того же монумента).

 

  На рубле 1987 г., посвященном 175-летию Бородинского сражения, воспроиз­веден фрагмент памятника М. И. Кутузову в Москве, а на другом рубле того же года — памятник М. И. Кутузову на Бородинском поле. На монете в 5 рублей 1988 г. другого типа — «Памятник тысячелетия России» в Новгороде, а на палла­диевых 25 рублях 1988 г., посвященных 1000-летию крещения Руси, — памятник князю Владимиру Святославичу в Киеве. На памятном рубле, выпущенном к Олимпийским играм 1980 г., — памятник князю Юрию Долгорукому в Москве.

 


Оставить комментарий import_contacts
Дата публикации Заголовок