unc@mcoin.ru
телефоны:
8-985-965-60-95 МТС
8-903-210-47-62 Билайн
8-925-706-26-91 Мегафон

Пруф или бриллиант?

 

  Часто коллекционеры задаются вопро­сом: в чем заключается внешнее отли­чие монет того или иного качества испол­нения? Отсутствие на этот счет информа­ции влечет за собой неразбериху в тер­минологии, порождает фантастические доводы. Настоящей статьей автор пред­принял попытку разобраться и предста­вить собственную версию этого запутан­ного вопроса и, тем самым, помочь коллегам по увлечению. Однако, все ниже сказанное не следует принимать за истину в последней инстанции: это всего лишь первые шаги к разрешению про­блемы и, к тому же, суждения автора не всегда могут совпадать с официальной точкой зрения.

 

  Появление «коллекционных» монет в России имеет давнюю традицию и нераз­рывно связано с всплеском интереса к нумизматическим памятникам во время правления императора Николая I. Имен­но тогда были отчеканены первые моне­ты, официально названные памятными или как тогда говорили «медальными». В последние годы исследователи причис­ляют к категории «памятных» и некото­рые другие, в том числе, более ранние русские монеты. Начиная с Петра Вели­кого, на свет стали появляться многие п а м я т н ы е медали и некоторые о с о б ы е монеты.

 

  Статус таких монет, как правило, оп­ределялся обычаями придворного и дип­ломатического этикета, берущего нача­ло в традициях царских пожалований: кому золотую «чешуйку», кому золоче­ную, а кому только серебряную... Так было при Алексее Михайловиче, так бы­ло при Петре Алексеевиче, так было и после него, с той лишь разницей, что «чешуйки» значительно видоизменились.

 

                                         

 

Но вернемся к первым памятным мо­нетам. Инициатором подобной чеканки был сам Николай I, признавший за полез­ное пропаганду патриотизма самыми до­ступными средствами —- монетами. Но суть не в этом, а в том, что чеканка «медальных» монет производилась не по обычной технологии, а с применением особо обработанного инструмента: штемпелей с матированным рельефным изображением и полированным полем. Вероятно, уже вскоре после этого, у коллекционеров монеты такого качества чеканки получили название «зеркаль­ных». Так в дореволюционной России появились монеты «улучшенного качества».

 

                                        

 

  Коснемся технической стороны дела. Собственно, полирование штампелей в монетной технологии существовало едва ли не с начала использования нового оборудования — винтовых прессов. По крайней мере, об этом можно говорить в отношении памятных медалей. Кажет­ся, первый профессиональный полиров­щик в штате Монетного двора Петер­бурга, занятый обработкой монетных штемпелей, появился только в конце ХУШ века. Скорее всего и это новшество было заимствовано в Европе. Монетное начальство даже столкнулось с пробле­мами, пытаясь определить на эту долж­ность кого-нибудь из штатных работни­ков; пришлось приглашать вольнонаем­ного мастера — В. Добрынина — и платить ему повышенный оклад жалова­ния! Как водится, к нему приставили двух учеников, которые, вероятно, и полиро­вали штемпеля первых памятных мо­нет...

 

  Особое значение, которое придавали внешним качествам «медальных» монет, предопределило направление развития технологии обработки инструмента. Если в начале XIX века для полирования при­меняли наждак, медные щетки, дере­вянное масло и французскую водку, то в середине века этот процесс усложня­ется и совершенствуется: «...плоскости вытравляются царской водкой, крепо­стью 38, потом проходят их мягким железом с мягким наждачным порош­ком, затем ореховым деревом с мелким наждаком и в заключении с маслом де­ревянным». Не последнюю роль в этом деле играло качество стали и режим закалки штемпелей. Сталь, обычно, за­казывали из Англии или Германии, но в середине XIX столетия начали использо­вать и отечественную Златоустовских за­водов. Постоянно проводили и опыты по закаливанию, не оставляя без внимания европейские открытия, в результате че­го добились желаемого — высокой стой­кости инструмента. Отметим, что все эти исследования были возможны при одном условии: Монетный двор представлял в то время (как, впрочем, и сейчас) науч­но-производственную лабораторию, где разрабатывались уникальные технологии металлообработки.

 

                                       

 

  В подтверждение нашим словам мож­но привести следующие примеры. Во второй половине 1980-х годов П. Г. Со­болевским был найден экономичный спо­соб превращения сырой платины в ков­кий металл, что открывало возможность применения ее для чеканки монет. Здесь же, в 1843 году впервые в России были отчеканены медали из палладия, полученного при очистке платины. В кон­це XIX века производились опыты с алю­минием, давшие положительные резуль­таты в виде пробных медалей. А в 1911 году на Монетном дворе изготовили пар­тию пробных монет из мельхиора — сплава меди и никеля, впоследствии ус­пешно заменившего разменное сереб­ро. Несомненно, что создание техноло­гии чеканки монет «улучшенного каче­ства» следует поставить в один ряд с техническими достижениями отечествен­ного монетного дела.

 

  Специфической особенностью чекан­ки монет полированными штемпелями является возможность массового произ­водства; скоростные монето-печатающие прессы для этого не годятся: слиш­ком быстро выходит из строя инстру­мент, теряется качество изделий. Это обусловливает и малые тиражи таких мо­нет, как в прошлом, так и в настоящее время. Конечно, с течением времени совершенствовалась техника, видоизме­нялась технология обработки инструмен­та и заготовок (последние также стали подвергаться полированию), а вместе с тем увеличивался выпуск монет улуч­шенного качества. Происходили пере­мены и в терминологии. Применявшиеся ранее термины «зеркальная», «полиро­ванная» монета уступили место монетам «высшего» и «улучшенного» качества, что в производственной терминологии соответствовало «пруф» («пруфлайк») и «бриллиант анциркулейтед».

 

  Здесь мы хотим сделать еще одно отступление: о производственных тради­циях Монетного двора. Чеканка, как уни­кальная отрасль металлообработки, обо­собленная спецификой требований и. ус­ловий режима (в том числе и защиты от подделок), всегда осуществлялась в рам­ках традиций, заложенных еще в XVIII веке (при переходе на новое оборудова­ние), продолженных и развитых в Х1Х-м, и строго сохраняемых в настоящее вре­мя. Что же означают эти традиции?

 

  Прежде всего, это производственная и технологическая дисциплина, повышенные требования к качеству инструмента, заготовок, конечной продукции. Понят­но, что государственный металлический знак, каковым является монета, должен соответствовать объявленным правитель­ством физико-геометрическим парамет­рам (пробе металла, массе, диаметру и пр.), а также иметь узаконенные леген­ды и изображения. Государство, гаран­тируя обязательный прием во все плате­жи выпускаемых им денежных знаков, просто обязано следить за качеством монет! Ведь любое отклонение от тради­ций монетной чеканки ведет к появлению недоброкачественной продукции; как следствие этого — недоверие к монете и к властям, выпустившим ее в обраще­ние. Следовательно, ни о каком наме­ренном изменении технических условий чеканки не может быть и речи, несмотря на существующие заблуждения.

 

  Тем не менее, коллекционеры пишут о появляющихся время от времени в денежном обращении, якобы умышленно рожденных «нумизматических уродцах», бракованных монетах и тому подобной некачественной продукции. Такое поло­жение не может не беспокоить руковод­ство важнейшей отрасли. В связи с наре­каниями в адрес Монетных дворов по поводу качества изделий, в 1991 году было принято решение помечать торг­овой маркой завода-изготовителя «штат­ную» монету для регулярного денежно­го обращения. К сожалению, в любом производстве брак неизбежен. Тем бо­лее при массовой чеканке. Это подтвер­ждается всей историей развития монет- ног дела, и не только в России. Ученые и конструкторы пока не изобрели прибо­ра, который мог бы заменить человече­ские глаза и руки на ответственном уча­стке производства — браковке.

 

  Однако, вернемся к нашей теме. До начала чеканки олимпийской программы в СССР было вылущено всего пять па­мятных монет, общим тиражом 133,5 млн. штук, из которых только 1.358.250 экземпляров улучшенного качества. Эти последние, в основном, и стали объектом коллекционерского интереса, так как монету обычного качества можно было встретить любом уголке страны. Так как объемы выпуска памятных монет с указанием количества улучшенных в упо­минаемое время не принято было при­давать огласке, коллекционеры находились а полном неведении, и для удобства окрестили монеты, сообразно их вида, обычными и полированными ("полировками").

 

  Существовавшая тогда политическая система предопределяла и сюжетную тематику «юбилейных» монет. Любой мало-мальский мыслящий коллекционер мог предположить, какому юбилею бу­дет посвящена следующая монета! Но неожиданно эту стену пробила олимпий­ская серия, задуманная с перспективой получения значительной валютной вы­ручки. Однако, могли ли инициаторы этой эмиссии ограничиться выпуском 4-5 монет, как это принято во всем мире? Конечно нет. Не меньше 40-50! Как обычно, в официальные сообщения све­дения о тираже и качестве чекана не попали. Вообще, по поводу олимпийских монет ходили самые невероятные слухи, вплоть до того, что «кому-то выдавали жалование серебряными деньгами!» Однако, в рекламных проспектах Вне­шторгбанка сообщались все необходимые подробности (кроме тиражей): мас­са, проба, диаметр, толщина и качество чекана. В одном из таких изданий кол­лекционеры могли прочесть, что все олимпийские монеты отчеканены пред­приятиями Гознака в Москве и Ленинг­раде, и имеют качество «бриллиант-ан- циркулейтед» и «пруф». В скобочках так­же было маленькое примечание, что медно-никелевые монеты отчеканены только в «бриллиант-анциркулейтед». Таким образом, впервые в печати, хоть и не на русском языке, качество чекана советских монет было идентифицирова­но в соответствии с принятой на между­народном нумизматическом рынке тер­минологией.

 

  Тем не менее подобное рекламное заявление, не прошедшее незамеченным у коллекционеров, вносило в их рады замешательство. Получалось, что в одном и том же случае качество моне­ты определяется по-разному: полиро­ванные мельхиоровые рубли чеканены в бриллиант анциркулейтед, а такие же монеты из драгметаллов — в "пруфе"? Возможно, что монетам из драгоценных металлов более приличиствует опреде­ление "пруф", тогда как неблагородные металлы заслуживают названия меньшей категории. Уместно предположить, что сделано это было в расчете на зарубеж­ный нумизматический рынок, хотя, ка­жется, там подобных аналогий не изве­стно.

 

  Но что самое удивительное, так & это то, что на Монетных дворах в описываемое время уже была разрабо­тана технология чеканки монет улучшен­ного качества, именовавшаяся в техниче­ских описаниях, как «пруфлайк». Но к этому вопросу мы вернемся ниже, а сейчас попытаемся разобраться: что же подразумевают под названными терми­нами зарубежные нумизматические ка­талоги? Практически, все подобные изда­ния пользуются такими понятиями при определении коллекционной стоимости монет. Но они вкладывают в них совер­шенно иной смысл! Здесь мы встречаем обозначение не качества чеканки, а со­стояния сохранности монеты, предлагае­мой для реализации.

 

  Например, монета сохранности пруф должна иметь «зеркальное поле», а анциркулейтед — неповрежденные рель­ефные изображения, без грубых цара­пин на канте и гладкой поверхности. Дословно «пруф» (пусть специалисты меня поправят) следует переводить, как монета, не подвергавшаяся никаким внешним воздействиям (отсюда и специфическая упаковка); тогда «бриллиант анциркулейтед» — мелкоматированная по всему полю и рисунку блестящая монета, с чеканочным блеском, не имевшая хождения, соответственно, «ан­циркулейтед» — просто не поступившая в обращение монета, хотя и отчеканен­ная именно для этих целей.

 

  А теперь сравним определение ката­логов с техническими условиями изготов­ления монет высшего качества на наших предприятиях. «Монета "пруфлайк" дол­жна отвечать следующим требованиям:

 

— поверхность должна быть зеркаль­ной с матированным рисунком; допуска­ются единичные дефекты (мелкие цара­пины, заусеницы, просматриваемые не­вооруженным глазом, но не ухудшаю­щие внешний вид;

 

— все элементы рисунка должны быть четкими;

— на поверхности монеты не должно быть следов неаккуратного обращения при ее изготовлении». При этом следует учитывать, что чеканка качества «пруф» («пруфлайк») производится полирован­ными штемпелями на полированных за­готовках, а чтобы получить монету каче­ства «бриллиант анциркулейтед» необхо­димо под неполированные мелкоматированные штемпели подать неполиро­ванную, но обработанную методом «гал­товки» пластину. Добавим, возвращаясь к вопросу о традициях: требования к качеству продукции постоянно ужесточа­ются, в том числе для того, чтобы повы­сить конкурентноспособность российскихмонет на международном нумизматиче­ском рынке.

 

  Кстати, чтобы поставить все точки над «i», внести ясность при определении ка­чества той или иной монеты, необходимо отметить, что чеканка монет в «брилли­ант анциркулейтед» была возобновлена только в 1989 году. Что касается «авто­ритетных» заявлений в многочисленных публикациях и самиздатовских ценниках на советские монеты, уверяющих кол­лекционеров в обратном, то вряд ли стоит принимать их всерьез. Так, по нашим сведениям, первыми медно-ни­келевыми монетами качества «брилли­ант анциркулейтед» являются: пять руб­лей 1990 года «Большой дворец. XVIII- XIX вв. Петродворец» и один рубль 1990 года «Маршал СССР Г. К. Жуков. 1896— 1974». Технология чеканки в этом каче­стве была разработана на Ленинград­ском Монетном дворе еще во второй половине 1970-х годов при выполнении олимпийской программы, но после 1980 года не применялась. И только в 1989 году, когда начался выпуск палладиевых монет серии «Русский балет», вновь была взята на вооружение.

 

  С 1992 года памятные монеты из мед­но-никелевого сплава чеканятся в огра­ниченном количестве и только улучшен­ного качества: пруфлайк и бриллиант анциркулейтед (исключением являются составные монеты серии «Красная кни­га», чеканенные в «анциркулейтед»). Госбанк России вынужден был отказаться от дорогостоящей практики выпуска мо­нет обычного качества, то есть, для де­нежного обращения, так как в оборот эти монеты всё равно не поступали, оседая у населения и коллекционеров. К тому же несоизмеримо выросла себестоимость продукции, отразившаяся на розничной цене «нумизматических» монет. Об этом коллекционерам не приходится напоми­нать, но этого нельзя не учитывать, когда спор заходит о тираже и цене памятных монет в настоящее время...