Responsive image
Responsive image
local_post_office unc@mcoin.ru
call 8-985-965-60-95, 8-903-210-47-62, 8-925-706-26-91
Нумизматы-женщины.

 

  Достаточно рано появились нумизматы-женщины, как правило, стоявшие на самом верху социальной лестницы. Первой немецкой женщиной-нумизматом была Лизелотта (Элизабет Шарлотта) Пфальцская (1652—1722). Жена Филиппа Орлеанского — младшего брата французского короля Людовика XIV — она в своих нумизматических занятиях испытала влияние последнего. Людовик XIV сам был увлеченным коллекционером и дарил Лизелотте к новому году и дням рождения монеты и медали. Отец Лизелотты курфюрст Карл Людвиг также имел значитель­ную коллекцию античных монет. Интересен факт посещения Лизелотты Пфальц- ской Петром I 14 мая 1717 г. во время пребывания царя в Париже.

 

                                                 

 

  Другим примером может служить королева Швеции Кристина (1626—1689, правила в 1632—1654) — одна из образованнейших женщин своего времени. В собрание Кристины влился ряд крупных коллекций: сокровища, захваченные ее отцом — королем Густавом II Адольфом в Мюнхене во время Тридцатилетней войны 1618—1648 гг.; собрание, купленное двоюродным братом Кристины Карлом Густавом в 1652 г. в Нюрнберге; коллекция английского короля Карла I Стюарта и ряд других более мелких коллекций. После отречения в 1654 г. от престола Кристина уехала в Рим; по пути она была вынуждена заложить часть своей коллекции в Брюсселе. В Риме Кристина продолжает увеличивать свое собрание, не жалея никаких расходов на приобретение монет и даже предприняв раскопки в окрестностях Вечного города. Завещание Кристины сделало наследником ее коллекции Д. Аццолино — одного из итальянских кардиналов, ее многолетнего друга и советчика, от которого монеты и ряд других ценностей перешли к князю Ливио Одескальки, племяннику папы Иннокентия XI. В конце XVIII в. часть собрания Кристины была куплена папой Пием VI, а в 1796 г. во время Итальян­ского похода Наполеона большая часть папского собрания была вывезена во Францию и в 1799 г. поступила в Кабинет медалей парижской Национальной библиотеки. Одна из вещей собрания Кристины долгое время хранилась в отделе нумизматики Эрмитажа — знаменитая «Камея Гонзага» (резные камни и монеты хранились обычно вместе в мюнцкабинетах). После вхождения русских войск в Париж первая жена Наполеона I Жозефина Богарне преподнесла камею в качестве подарка Александру I. Таким образом, история коллекции королевы Кристины — пример того, как складывались и нередко распадались крупные нумизматические собрания.

 

  Характерной особенностью русского нумизматического коллекционерства было еще более активное участие женщин, также принадлежавших к высшим кругам.

 

  Прежде всего следует сказать о деятельности Екатерины II — увлеченной собирательницы художественных и исторических ценностей, основательницы Эрмитажа. Нельзя сказать, что коллекционированию монет императрица уделяла наибольшее внимание: она, безусловно, предпочитала геммы и живопись. Но нумизматическое собрание Эрмитажа было заложено ею, об его истории еще будет идти здесь речь.

 

                                    

 

  Необходимо также упомянуть и об императрице Марии Федоровне (1759— 1828) — жене Павла I, урожденной принцессе Вюртембергской. Она — основоположница коллекции Павловского дворца, влившейся теперь в нумизматическое собрание Эрмитажа.

 

  Интерес обеих императриц к нумизматике был обусловлен рядом причин: и их положением, и, не в последнюю очередь, их немецким происхождением — Германия тогда была одной из самых «нумизматических» стран. Но интересующий нас период — время активной деятельности русских женщин в различных сферах. Это время Екатерины Романовны Дашковой (1744—1810), стоявшей в 1783 - 1794 гг. во главе двух академий — Петербургской Академии наук и Российской академии; время Надежды Дуровой и героического подвига жен декабристов. Попытаемся же собрать немногие разбросанные в источниках и литературе сведе­ния, касающиеся русских женщин-нумизматов.

 

  В нумизматической литературе неоднократно упоминается коллекция князя Александра Алексеевича Вяземского (1727—1793), генерал-прокурора Сената ека­терининского времени. Об этом же говорит и И. Г. Спасский в своем очерке «Нумизматика в Эрмитаже». Однако, если мы обратимся к одному из важнейших источников по истории петербургского коллекционирования XVIII в. — известному труду И. Г. Георги (1729—1802) — российского академика, знавшего первого хранителя эрмитажного собрания А. И. Лужкова и многих кол­лекционеров того времени, то узнаем следующее: «Княгиня Вяземская имеет весьма знатное собрание монет и медалей, касающихся преимущественно до Российского государства; ея собрание минералов есть отборное» . Цитированное русское издание вышло в 1794 г. — на следующий год после смерти князя Вяземского, но в немецком издании 1790 г. владелицей коллекции также была названа Елена Никитична Вяземская (1743—1832), урожденная Трубецкая. Следует также отметить, что окончательно с коллекцией Е. Н. Вя­земская расстанется в глубокой старости — в 1831 г., накануне своей кончины. Таким образом, можно думать, что одна из лучших петербургских нумизматиче­ских коллекций составлялась Еленой Никитичной или же совместно супружеской парой Вяземских.

 

  Один из крупнейших русских нумизматов первой половины XIX в. — Филипп Иванович Круг (1764—1844) пришел к занятиям нумизматикой под влиянием графини Елизаветы Федоровны Орловой (урожденной Ртищевой). Круг познако­мился с Орловой в 1788 г.; она приняла его на службу и содействовала переезду в Россию. В отчете Академии наук, читанном непременным секретарем академии П. Н. Фуссом в 1844 г. — вскоре после кончины Круга, говорится: «В доме графини в Москве пристрастился он (Ф. И. Круг.) к русской нумизматике». Была ли у Орловой коллекция, нам неизвестно, но графиня имела знакомство с рядом московских нумизматов, в ее доме бывал известный собиратель граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин (1744—1817).

 

  Князь Михаил Андреевич Оболенский (1805—1873) свою миниатюрную книж­ку «Деньги Великого Новгорода», вышедшую в 1834 г., посвящает «Софии Андреевне Сумароковой, знаменитой любительнице отечественных древностей», что, по справедливому замечанию И. Г. Спасского, «открывает нам имя женщи­ны-нумизмата 30-х годов» XIX в.. С. А. Сумарокова — дочь князя Андрея Петровича Оболенского (1769—1852), сестра автора книжки и жена Петра Панкратьевича Сумарокова, известного в свое время литератора.

 

  Григорий Иванович Лисенко (1784—1842), крупный коллекционер и автор известных записок, называет еще одну женщину-нумизмата — Ольгу Алек­сандровну Орлову, дочь тайного советника А. А. Жеребцова и жену видного государственного деятеля и дипломата графа Алексея Федоровича Орлова (1786—1861). Историк Спиридон Юрьевич Дестунис (1782—1848), который должен был реализовать коллекцию Г. И. Лисенко после его смерти, наметил троих покупателей — Николая I, графа С. Г. Строганова и графиню О. А. Орлову. Хотя сделка не состоялась, включение в этот краткий список О. А. Орловой говорит само за себя.

 

  Однако положение женщины, даже из великосветских кругов, было таково, что немало имен женщин-нумизматов остается неизвестным. Не случайно коллекция Елены Никитичны Вяземской нередко называется коллекцией ее мужа, а отказом от приобретения коллекции Г. И. Лисенко отвечает С. Ю. Дестунису не Ольга Александровна Орлова, а Алексей Федорович Орлов.


Оставить комментарий import_contacts
Дата публикации Заголовок