unc@mcoin.ru
телефоны:
8-985-965-60-95 МТС
8-903-210-47-62 Билайн
8-925-706-26-91 Мегафон

Денежное обращение в царстве Польском (XIX - начало XX в.)

 

  Королевство, или царство, Польское входило в состав Российской империи на правах ав­тономии с 1815 по 1866 г., а затем до 1917 г. составляло так называемый Привислинский край, включавший десять «польских» губерний: Варшавскую, Калишскую, Келецкую, Ломжинскую, Люблинскую, Петроковскую, Плоцкую, Радомскую, Седлецкую и Сувалкскую.

 

                                      

 

  По итогам трех разделов Речи Посполитой 1772,1793 и 1795 гг. земли Польско-Литовского государства были поделены между Пруссией, Австрией и Россией. Вводились общее ад­министративное управление, юрисдикция, налоговая система и денежное обращение тех стран, к которым отошли соответствующие польские воеводства. Хотя на территориях, во­шедших в состав России, были внедрены российские монеты и ассигнации, местное на­селение еще некоторое время продолжало вести счет и на старые польские деньги. Назна­ченный сюда наместником З.Г. Чернышев информировал Петербург о том, что российская монета сравнительно мало употреблялась в обращении, «а больше польская, курляндская и лифляндская», и просил присылать на расходы в государственные учреждения больше российских ассигнаций.

 

  После военного разгрома в 1807 г. сил первой антифранцузской коалиции Наполеон Бонапарт образовал из польских земель, аннексированных Австрией и Пруссией, Герцог­ство Варшавское под протекторатом Франции, поставив во главе его саксонского короля Фридриха-Августа (1750-1827).

 

                                      

 

  В первые годы в Герцогстве Варшавском обращались денежные знаки разных стран, главным образом прусские. Лишь в 1809 г. министр финансов представил в сейм проект монетного устава. На его основе был выработан декрет от 9 апреля 1810 г., который упо­рядочил денежное обращение государства: наряду с иностранными оно стало включать собственные монеты и бумажные денежные знаки.

 

  Для чеканки польских монет заново открылся монетный двор в Варшаве, существовавший с 1766 г. Здесь чеканились золотые дукаты, которые по ве­совой норме соответствовали голландским, серебряные талеры и их фракции: монеты в 1/3(два злотых) и 1/6 (злотый) талера. Монеты в 10 и 5 грошей (один талер был приравнен к 180 грошам) били из биллона, а в 3 гроша и 1 грош - из меди.

 

  1 января 1810 г. Фридрих-Август подписал декрет о введении в обращение бумажных денег — кассовых билетов Обменной кассы Герцогства Варшавского номиналами в 1, 2 и 5 талеров. Они выпускались под обеспечение государ­ственными доходами герцогства. Билеты были отпечатаны в Саксонии на тонкой мягкой бедой бумаге с водяным знаком, стиль их оформления соответствовал саксонским банкно­там (рейхсталерам) эмиссии 1804 г.

 

                                     

 

  Крах Наполеона в походе на Москву в 1812 г. одновременно означал также и неминуе­мый скорый конец Герцогства Варшавского. В начале заграничного похода русской армии 1813-1814 гг. правительство России приказало русским войскам расплачиваться россий­скими ассигнациями с населением областей, куда будет вступать русская армия во время своего похода на Париж. Для производства расчетов по последующему приему ассигнаций от местных жителей для обмена их на звонкую монету в Варшаве, Калише, Бромберге (ныне Быдгощ), Кенигсберге (ныне Калининград), Берлине и Франкфурте-на-Майне были учреждены променные конторы, находившиеся в ведении Ассигнационного банка. Они выдавали взамен ассигнаций квитанции, по которым затем должен был производиться платеж звонкой монетой в четырех городах - Варшаве, Вильно, Гродно и Петербурге.

 

  По курсу променных контор 5 рублей ассигнациями приравнивались к 1 талеру. По имеющимся данным, в 1813-1814 гг. обменных квитанций в один только Петербург было представлено на большую сумму - до 30 млн руб.

 

  Завершившаяся эпоха наполеоновских войн привела денежное обращение польских земель в сильное расстройство. На территории бывшего Герцогства Варшавского после его падения (в 1814 г.) и установления власти переходного Верховного временного совета наря­ду с разнообразными монетами польской и иностранной чеканки продолжали обращаться (примерно с 30 %-ным дисконтом) также кассовые билеты герцогства.

 

  Согласно заключительному акту Венского конгресса (9 апреля 1815 г.), вместо Герцогства Варшавского из большей части вошедших в него земель было образовано царство Поль­ское, царем (королем) которого стал русский император Александр I.

 

  Новое устройство монетной системы царства Польского было установлено указом Алек­сандра I от 1 декабря 1815 г. Он сохранил существовавшую в Польше денежную единицу- злотый и главные принципы польской денежной системы. Она включала золотые монеты достоинством в 50 и 25 злотых, серебряные - в 10, 5, 2 и 1 злотый, биллонные - в 10 и 5 грошей, а также медные - в 3 и 1 грош. Для золотых монет была установлена принятая к тому времени в России 22-каратная проба (916,6-я), для полновесных серебряных - 593-я, а для разменной серебряной монеты - 192-я проба.

 

                                     

 

  В основе денежного веса была сохранена кельнская марка в 233,812 г, которая была вве­дена в Польше еще в 1766 г. Из кельнской марки в золоте должно было чеканиться 26 монет в 50 злотых или 52 монеты в 25 злотых; из серебра того же веса - 17211/625 монет в 5 злотых, 4343/125 - в 2 злотых и 8686/125 - в 1 злотый. Это означало, что монета в 50 злотых содержала около 9 г чистого золота, монета в 25 злотых — 4,5 г золота, монета в 5 злотых —13,5 г чистого серебра, монета в 2 злотых - 5,4 г, в 1 злотый - 2,7 г чистого серебра. На золотых и серебряных монетах помещался портрет Александра I, на оборотной - герб царства Польского: двуглавый российский орел, на груди которого располагался гербовый щит с одноглавым польским орлом.

 

  Монетное дело находилось в ведении Комиссии финансов и каз­начейства царства Польского. Чеканка монет велась на Варшавском монетном дворе на новом оборудовании, заказанном в Англии. Металлы для производства монет закупались и отчасти добывались внутри страны (серебро и медь), отчего на некоторых медных и серебряных монетах появилась надпись: «ZSREBRAKRAJOWEGO» («ИЗ МЕСТНОГО СЕРЕБРА») или «ZMIEDZIKRAJOWEJ» («ИЗ МЕСТНОЙ МЕДИ»).

 

  За кельнскую марку золота Варшавский монетный двор платил 1224 злотых, серебра - 84 злотых, а медь покупал по цене, которую ежеквартально объявлял министр финансов царства Польского. Из­вестно также, что серебро и заготовки для серебряных монет через посредничество варшавского банкира СА. Френкеля монетный двор закупал в Гамбурге и России.

 

  Эмиссия польских монет была продолжена и в царствование Ни­колая I (1825-1855 гг.). Примечательно, что, когда в 1826 г. царский наместник в Польше предложил заменить портрет Александра I на портрет нового императора, Николай I пожелал на монетах «закре­пить навсегда» изображение того, кому Польша «обязана своим бы­тием». Указом от 23 апреля (3 мая) 1826 г. был изменен лишь текст легенды на золотой и серебряной монетах: к титулу Александра I добавлено «воскреситель царства Польского», а на другой стороне добавлен титул самого Николая I.

 

                                     

 

  Польская монета не являлась на территории царства Польского единственным платеж­ным средством: указ о монетной системе допускал неограниченное хождение российских монет, а кроме того, сохранялось ограниченное хождение иностранной монеты. В то же время новые польские монеты сами быстро распространились в прибалтийских и запад­ных губерниях, которые сохраняли тесные экономические связи с бывшей Польшей.

 

  По мнению российского министра финансов Е.Ф. Канкрина, польская денежная система изначально строилась на неверных основаниях, допуская в разменной серебряной монете большую примесь меди. Он также указывал, что «в литовских губерниях и Белостокской области, где вся внутренняя торговля производится по тамошнему обыкновению на сере­бряные деньги, в случае недостатка российской разменной монеты бывает в употреблении нередко прусская... в весьма значительном количестве, ныне же в упомянутых губерниях и отчасти в Минской и Волынской имеет наибольшее кругообращение биллон царства Польского». В 1827 г. вопрос о запрете хождения в России иностранного и польского бил­лона был внесен на обсуждение Государственного совета. Обращение биллонной монеты было сохранено, но ввоз ее из-за границы запрещался.

 

  Денежное обращение царства Польско­го стало еще больше походить на россий­ское, особенно после того, как в 1820-х годах, помимо медных, серебряных и зо­лотых монет, в нем вновь появились свои бумажные деньги. Их появление было продиктовано интересами финансового хозяйства и экономики края. Достаточно сказать, что в период 1817-1825 гг. бюд­жет царства Польского ежегодно сводился с большим дефицитом (от 9,8 до 51,37 млн злотых). Кроме того, Венский конгресс обязал вновь созданное царство Польское признать все долги, сделанные в период с последних лет существования Речи Посполитой.

 

                                   

 

  С другой стороны, к концу 1820-х годов в царстве Польском обращалось не больше 36 млн злотых, или приблизительно 9 зло­тых в расчете на одного жителя. Такой небольшой объем денежного обращения мог обеспе­чить только первоочередные потребности государства и экономики. Однако кредитование развития экономики уже превращалось в проблему, которая усугублялась неравномерным распределением этих денег по территории Польши. В этой связи по представлению ми­нистра финансов царства Польского князя Ксаверия Друцкого-Любецкого (1779-1846) 15 апреля 1823 г. император Александр I подписал декрет об эмиссии казна­чейских денежных знаков - так называемых кассовых билетов (BILETKASSOWY) царства Польского, которые были отпечатаны в 1824 г. номиналами в 5,10, 50 и 100 злотых. Изго­товленные в Экспедиции заготовления государственных бумаг в С.-Петербурге, они были выпущены в обращение в 1828 г. одновременно с учреждением Польского банка.

 

  На лицевой стороне билетов помещались изображение официального герба царства Польского - российского двуглавого орла с гербовым щитом на груди, на котором располагался одноглавый польский орел, серия и номер, типографские факсимиле подписей двух королевских комиссаров. На оборотной стороне билетов в 5 и 10 злотых указывался номинал прописью, а на билетах в 50 и 100 злотых - цифрами. Все надписи были сделаны на польском языке. Билеты имели водяной знак в виде непрерывной надписи по периметру банкноты с указанием по-польски номинала и названия денежной единицы.

 

  Согласно уставу, Польский банк, учрежденный по Высочайшему повелению от 17(29) ян­варя 1828 года, мог вести «коммерческие и торгово-промышленные операции», выдавать ссуды, принимать вклады, переводить денежные суммы, покупать и продавать ценные бумаги, а также выполнять операции за счет и по поручениям казны. К последним относи­лись распространение государственных займов, обслуживание долга казны, выдача ссуд и авансов равительственным учреждениям и городским магистратам.

 

                                    

 

  Банк получил право денежной эмиссии. Он мог выпускать банкноты до суммы уставного капитала. Они в любое время без ограничений должны были обмениваться на польскую монету. Для этого в банке постоянно держали запас серебряной монеты на сумму, равную 1/7 от суммы билетов, выпущенных в обращение.

 

  В мае 1830 г. Польский банк выпустил в обращение банкноты номиналами в 5, 50 и 100 злотых. Они были отпечатаны в Варшаве на Фабрике банковых билетов (FabricaBiletowBankowych) на бумаге, изготовленной также в Польше.

 

  Герб царства Польского на них отсутствовал, имелись лишь серия, номер и типографские факсимиле подписей председателя и директора банка. На оборотной стороне отсутствовали какие-либо иные рисунки или изображения, кроме номинала банкноты цифрами и типографского факсимиле подписи кассира (все надписи, включая и водяной знак, были сделаны на польском языке).

 

  Устройство польского бумажного денежного обра­щения имело ряд особенностей, отличавших его от российского. Весь предшествующий опыт с бумаж­ными деньгами приучил польского обывателя креп­ко держаться принципа, что «монета лучше бумаги». Монетарным властям царства Польского при вне­дрении в обращение своих бумажных денег стоило большого труда переломить сложившееся недове­рие. Это стало возможным благодаря бесперебойно­му размену банкнот на монету. Поэтому разменная операция, особенно в первое время, приобрела в деятельности Польского банка ключевое значение.

 

  И кассовым билетам царства Польского, и банк­нотам Польского банка не был присвоен статус за­конного платежного средства. Их прием в платежи был добровольным, а их обмен определялся на основе текущего рыночного соотношения со звон­кой монетой (по этому, так называемому «кассово­му курсу» польские бумажные деньги принимали в оплату государственных налогов и пошлин).

  Золотая монета хотя и чеканилась в Польше, но, как и в России, была выведена за рамки денежного обращения и приобрела характер «торговой» моне­ты. Эго избавляло Польский банк от необходимости держать в кладовых наряду с серебряной монетой также и запас золота.

 

                                

 

  Основные показатели денежного обращения в царстве Польском с 1828 по 1866 г. показывают до­вольно резкое увеличение объема денежной массы за первые восемь лет деятельности Польского бан­ка: объем банкнот увеличился с 9 до 42 млн злотых, а покрывавшей их серебряной монеты - с 3,3 до 10,7 млн злотых. При этом процент покрытия сере­бром польских бумажных денег в это время варьировался в довольно широких пределах: от 15,2 % в 1833 г. до 36,9 % в 1828 г.

 

  В дальнейшем Польский банк стал строго придерживаться заданных объемов бумажной денежной эмиссии. С1835 по 1840 г. в обращении находилось банкнот Польского банка на 42 млн злотых, с 1841 г. - на 53,3 млн злотых (в пересчете с российских рублей), а с 1846 г. - на 66,7 млн злотых (в пересчете с российских рублей), и такой уровень держался вплоть до 1866 г. При этом процент покрытия бумажного злотого продолжал сильно колебаться, составляя в 1841-1866 гг. в среднем 23-24 %.

 

  В период Польского восстания 1830-1831 гг. монетный двор и Польский банк не прекра­щали свою деятельность. Одним из первых решений руководства повстанцев стало подчи­нение монетного двора Польскому банку. Эго было сделано для того, чтобы централизовать все ресурсы в интересах восстания. С конца марта 1831 г. правительство повстанцев начало чеканку монет новым штемпелем достоинством в 5 и 2 злотых в серебре, в 10 грошей в биллоне и в 3 гроша в меди.

 

  С выпущенных в ходе восстания серебряных монет исчез портрет царя, изменился и герб - вместо двуглавого орла вновь появился увенчанный королевской короной разделенный надвое гербовый щит, объединивший оба исторических герба Речи Посполитой (Орел и «Погоня»).

 

                                     

 

  На аверсе монет в 5 злотых была помещена надпись: “KROLESTWOPOLSKIE" («КОРОЛЕВСТВО ПОЛЬСКОЕ»). Оформление реверса было исполнено в традициях XVIII в. — номинал обозначен арабскими цифрами, а также воспроизведено число монет данного вида, отчеканенных из гривны серебра. По гурту всех монет красовалась патриотическая надпись: “BOZEZBAWPOLSKE” («БОЖЕ, ОСВОБОДИ ПОЛЬШУ»).

 

  Всего в период восстания Варшавский монетный двор отчеканил монет достоинством в 5 злотых на сумму 448 750 злотых, в 2 злотых - на сумму 57 070 злотых и в 10 грошей - на сумму 39 795 злотых. Отчеканено было и некоторое количество золотых дукатов (главным образом для закупки оружия и пороха за границей).

 

  Однако запасы серебра монетного двора и Польского банка очень скоро были исчер­паны, а избравшие в отношении конфликта позицию нейтралитета соседние Пруссия и Австрийская империя отказались пропускать в Польшу транспорты с оружием и монетой. Это привело к необходимости приступить к широкой эмиссии билетов Польского банка в 1 злотый, которые на заключительной стадии восстания стали основным платежным сред­ством в крае.

 

  Выпущенные в период восстания билеты Польского банка номиналом в 1 злотый были изготовлены на Варшавской фабрике кредитных билетов по эскизу Яна Минхеймера и имели очень упрощенное оформление.

 

  По мнению польских исследователей, совместная деятель­ность Польского банка и монетного двора позволила обеспе­чить повстанческое правительство достаточным объемом пла­тежных средств, но это не помогло предотвратить разгрома восстания.

 

                                   

 

  После поражения восстания российские власти отменили все решения революционного правительства, касавшиеся де­нежного обращения, и распорядились изъять выпущенные в период восстания монеты и банкноты из обращения. Монеты были отправлены на Варшавский монетный двор в переплав­ку, а сам монетный двор вновь перешел в ведение Комиссии финансов и казначейства.

 

  Российское правительство взяло курс на унификацию моне­тарной системы империи и царства Польского. В ноябре 1831 г. Николай I поручил министру финансов Е.Ф. Канкрину рассмо­треть вопрос о введении в Польше русских денег.

 

  Канкрин предложил ввести в крае российские деньги с польской надписью и вести счет на рубли из соотношения 1 злотый = 15 серебряным копейкам.

 

  Против введения в Польше русских денег выступил глава российской администрации в крае князь И.Ф. Паскевич (1782- 1856). Он считал этот шаг трудно осуществимым мероприяти­ем. При «некратности рубля к злотому (рубль приравнивался к 6 2/з злотого) это привело бы к большой путанице в расчетах. Реформу, по мнению И.Ф. Паскевича, надо было начинать с вы­пуска банкнот Польского банка и закладных листов Земского кредитного общества  в ру­блевых номиналах. Это позволило бы со временем вытеснить из обращения бумажные деньги, номинированные в злотых. Затем (не ранее 1834 г.), по его мнению, стало бы воз­можным ввести счет на рубли в правительственных учреждениях, а с 1835 г. - в торговле. На заключительном этапе реформы следовало заменить польскую монету на новую—либо с русскими надписями, либо с польскими, но с русскими названиями денежных единиц и с таким же рисунком штемпеля, как и на российских монетах.

 

  Но Канкрину не удалось провести в жизнь свой план. Злотый как денежная единица был сохранен, но монеты стали чеканиться с двойным номиналом: в рублях и злотых. Указал от 3 октября 1832 г. и 27 февраля 1833 г. в царстве Польском была введена рублевая валюта, злотый приравнен по паритету к 15 копейкам серебром. В связи с этим были изменены надписи и изображения на новых польских монетах и банкнотах, а также выпущены мо­неты новых номиналов.

 

                                    

 

  Польская монетная система приобрела следующий вид. Золотая монета в 20 злотых была приравнена к 3 рублям; серебряные в 10злотых - к 1 1/2 рубля, в 5 злотых - к3/4 рубля, в 2 зло­тых- к 30 копейкам и в 1 злотый - к 15 копейкам. По-прежнему из биллона чеканились мо­нетыв 10 и 5 грошей, а из меди - 3 гроша и 1 грош. Монетная стопа новых русско-польских монет опиралась уже не на кельнскую марку, а на российский фунт серебра (409,512 г).

 

  При чеканке золотых монет в 20 злотых использовалась прежняя 917-я проба, но все сере­бряные монеты от злотого до 10 злотых чеканились в 868-й пробе, принятой для чеканки российских монет.

 

  Русско-польские монеты чеканились с 1832 по 1850 г. (15 копеек : 1 злотый - в 1832- 1841 гг., 20 копеек : 40 грошей - в 1842-1850 гг. (кроме 1847 г.), 25 копеек : 50 грошей - в 1842-1850 гг. (кроме 1849 г.), 30 копеек : 2 злотых - в 1834-1841 гг., 3/» рубля : 5 злотых - в 1833-1841 гг., 1 1/2 рубля : 10 злотых - в 1833-1841 гг., 3 рубля: 20 злотых -в 1834-1840 гг.).

 

  Первая серия новых русско-польских монет была отчеканена на С.-Петербургском мо­нетном дворе, а в дальнейшем производство было продолжено на Варшавском монетном дворе. В целом они были оформлены в общероссийском стиле монет этого времени, и их главное отличие состояло в двуязычном обозначении номинала на серебряных монетах и только на польском языке - на биллонных. Вместо инициалов минцмейсгеров на них были проставлены литеры «MW» (MennicaWarszawska).

  На аверсе по окружности вокруг герба указывалось содержание чистого серебра, на реверсе под польской надписью указывался год чеканки.

 

  Перемещение польского герба на монетах для Польши с груди имперского орла на крылья стало внешним проявлением умаления политического достоинства царства Польского по­сле восстания (1830-1831 гг.). Кроме того, Николай I потребовал удалить из обозначения номинала монеты в польских злотых само слово «польские».

 

                                 

 

  К началу 1840-х годов в польском денежном обращении уживались деньги несколь­ких эпох: прежние польские монеты, монеты восстания 1830-1831 гг. (их хождение было прекращено только в 1838 г.), биллонные монеты иностранного происхождения и новые русско-польские монеты. Хождение последних должно было приучить местное население к русским денежным единицам, содействуя большей экономической интеграции царства Польского с остальной империей.

 

  Дальнейшим шагом на пути интеграции обеих монетных систем стал указ от 21 января 1841 г., по которому в Польше с завершением денежной реформы Е.Ф. Канкрина вводилась общеимперская система: 1 серебряный рубль = 100 копейкам. Отныне российский сере­бряный рубль стал «монетной и числительной единицей» также и в Польше. Все казенные платежи и частные расчеты в крае предписывалось вести только в рублях. Банкноты Поль­ского банка стали номинироваться в рублях и содержать двуязычные надписи. Вся старая монета, за исключением российской и русско-польской, перечеканивалась на российскую. Польский биллон постепенно стали изымать из обращения.

 

                                   

 

  Варшавский монетный двор стал чеканить общероссийскую монету, из золота - 5 руб­лей (полуимпериал), из серебра - 1 рубль, полтину, 25, 20 и 10 копеек и из меди — 3, 2 и 1 копейку. В 1850-1864 гг. здесь велась также чеканка медных монет (полушки, денежки) и монеты в 5 копеек. Их штемпеля были изготовлены по образцу монет, обращавшихся во внутренних губерниях империи, и не имели иных отличий от имперских, кроме знака (аб­бревиатуры) Варшавского монетного двора. Исключением из этого правила стала чеканка двух номиналов русско-польских монет (20 копеек = 40 грошам и 25 копеек = 50 грошам), продолжавшаяся до 1850 г.

 

  В целом объединение российской и польской монетных систем было, таким образом, завершено. Оставалась единственная проблема: польский биллон. Предполагалось, что он будет постепенно изъят из обращения. Однако в этом вопросе правительство вынуждено было учитывать традиции денежного обращения края, и поэтому наместник получил раз­решение на новую эмиссию биллона на сумму 450 тыс. руб. Но эти монеты (чтобы не вхо­дить в противоречие с законами 1841 г.) чеканились с датой 1840 г.

 

  Вместе с выпуском новых монет была осуществлена эмиссия банкнот Польского банка, номинированных в рублях и с двуязычными надписями. В 1841-1866 гг. выпускались в обращение билеты в 1, 3,10 и 25 рублей серебром уже без пересчета в злотые.

  Банкноты печатались на Фабрике банковых билетов по эскизам Я. Минхеймера и X. Мейера. Стиль их оформления представлял собой некий сплав российской и европейской, в частности австрийской, традиций.

 

  Проведенная в 1841 г. унификация монетных систем отразилась на бумажном денежном обращении: в царстве Польском распространялись российские государственные кредит­ные билеты (этот процесс усилился после ликвидации в 1850 г. таможенной границы меж­ду Польшей и Россией). В этой связи глава Комиссии финансов и казначейства М. Бернац­кий и руководство Польского банка уже в 1847 г. обратились к наместнику князю И.Ф. Паскевичу с просьбой придать билетам Польского банка равную платежную силу с российскими кредитными билетами в пределах царства.

 

                                  

 

  Суть проблемы состояла в том, что усилившееся распространение русских кредитных билетов в связи с большими бюджетными расходами России на территории Польши (содер­жание войск, путей сообщения, реконструкция крепостей и др.) нарушило сложившееся в местном денежном обращении равновесие между «бумагой» и монетой. Российские кре­дитные билеты, принимавшиеся в оплату на всей территории империи, стали вытеснять из обращения билеты Польского банка, которые население предъявляло к обмену на серебря­ную монету. Это привело к вымыванию запасов польского казначейства, и оно перестало снабжать звонкой монетой Польский банк.

 

  Однако Комитет финансов Российской империи отрицательно отнесся к идее, выдвину­той финансовым руководством царства Польского, по той причине, что польские банкно­ты чаще подделывались и предоставление им равного статуса с российскими бумажными деньгами было бы «противно принятой у нас денежной системе».

 

  В период Крымской войны этот механизм заработал с удвоенной силой: уже к исходу 1854 г. через счета Главного казначейства царства Польского прошло около 71 млн руб. в российских кредитных билетах. Доля польских банкнот в оборотах упала в несколько раз (до 21 % в обшей сумме бумажных денег). И это при том, что общий размер кассовых обо­ротов увеличился по сравнению с периодом 1848-1853 гг. примерно вдвое. Запасы серебра в кладовых Польского банка на протяжении одного лишь 1854 г. сократились с 26 до 11 млн руб., а процент покрытия билетов снизился с 39,3 до 17,8 %.

 

  Монетарные власти царства Польского были вынуждены обратиться в Министерство фи­нансов с требованием высылки звонкой монеты для размена кредитных билетов и для вы­плат по внешнему долгу царства. На эти цели было принято решение ежегодно отпускать Польскому банку в обмен на кредитные билеты 1,6 млн руб. звонкой монетой и 600 тыс. руб. разменной серебряной монетой. Таким образом, в течение 1854—1856 гг. российским Министерством финансов было предоставлено в общей сложности 3,6 млн руб. в серебре и 400 тыс. руб. в золоте. Однако с мая 1857 г. из-за возникших сложностей в российском денежном обращении «подкреплений» казначейству царства Польского и Польскому банку не предоставлялось.

 

  Другой проблемой стал обострившийся спрос на разменные номиналы, поскольку на­селение, как нередко бывает в подобных случаях, стало тезаврировать не только серебро, но даже и медь. Доходило до того, что не только при размене кредитных билетов и биле­тов Польского банка, но даже и полноценных серебряных монет за него доплачивали до 5 %. Вновь в обращении появились мелкие иностранные монеты, и в этой связи в 1857 г. Министерство финансов дало согласие на перенос сроков изъятия польской биллонной монеты.

 

  Острая нехватка монеты привела к тому, что в обращении появилось много денежных суррогатов. Домениальные кассы, торговые фирмы, аптеки и другие эми­тенты вплоть до богоугодных заведений выпускали частные боны номиналами от 5 до 50 копеек. В ходу также появилось много разных жетонов из металла и даже из других материалов - "монеты фольварочные", фабричные и др. По оценкам администрации царства Иолы кого, общая сумма таких суррогатов в обращении достигала 1 млн руб.

 

  И ноябре 1861 г. приписная ситуация в денежном обращении в российской Польше об­суждалась в Государственном совете, однако никаких существенных мер к ее исправлению принято нс было. В польской среде стали бытовать убеждения, что поляки несут «издерж­ки». навязанные им Российской империей. В то же время они хотели иметь у себя более стабильную денежную систему.

 

                                 

 

  В связи со сложившимся тяжелым положением в денежном обращении, усугубленным восстанием 1863-1864 гг.. Совет управления царства Польского в 1863 г. ходатайствовал о выпуске процентных и беспроцентных билетов польского казначейства в четырех сериях на общую сумму 4 млн руб. Но это предложение было категорически отвергнуто Комитетом финансов, так как оно неизбежно отразилось бы на снижении курса кредитных билетов самой империи.

 

  В следующем году для противодействия кризисной ситуации при наместнике был соз­дан специальный комитет. Предложенные им меры по вытеснению денежных суррогатов за счет расширения чеканки биллона получили одобрение в Петербурге, и Комитет по де­лам царства Польского в апреле 1864 г. и январе 1865 г. дважды санкционировал чеканку биллона по 500 тыс. рублей серебром.

 

  Кризис денежного обращения в Польше так и не был преодолен. Он был подменен ин­фляционным бумажно-денежным обращением, господствовавшим на территории самой Российской империи после Крымской войны (1853-1856 гг.). Российское правительство, подавив вооруженное Польское восстание 1863-1864 гг., во второй половине 60-х годов приняло курс на полную ликвидацию польской автономии. Официально она проводи­лась в рамках преобразования органов управления царства «на однообразных с империей основаниях».

 

                                      

 

  С 1867 г. царство Польское именовалось Привислинским краем. В том же году были упразднены отдельные учреждения царства. В следующем, 1868 г. был закрыт Варшав­ский монетный двор. Спустя два года (в 1870 г.) российское Министерство финансов лишило Польский банк права эмиссии бумажных денег, и с этого времени вплоть до Первой мировой войны в российской Польше ходили рубли. В 1874—1875 гг. было упразд­нено наместничество, а российская часть Польши подчинена варшавскому генерал-губернатору.

 

  Что касается Польского банка, то некоторое время он еще работал как кредитное учреждение, находясь под угрозой ликвидации. В 1869 г. он вошел в подчинение Мини­стерства финансов. В 1870 г. был закрыт ряд операций банка, «несвойственных кредит­ному учреждению» (к ним, в частности, отнесли ипотечное кредитование и ссуды под драгоценности).

 

  Однако поляки упорно отстаивали «свой» банк, дело затягивалось, и решение по нему так и не было принято в течение всего конца царствования Александра II (1855-1881 гг.). Только с началом правления Александра III (1881-1894 гг.) была поставлена окончательная точка в этом вопросе. Высочайше утвержденным 3 июня 1885 г. мнением Государственно­го совета Польский банк и его отделения с 1 января 1886 г. начали преобразовываться в Варшавскую контору и отделения Государственного банка*. На Варшавскую контору была возложена ликвидация дел Польского банка. К конторе также перешли обязанности, свя­занные с обслуживанием долга царства Польского.

 

  Такое положение дел ущемляло патриотические чувства поляков. Однако, если брать экономическую сторону, для них это, скорее, было хорошо, чем плохо. Благодаря на­личию высокоразвитой промышленности (текстильная, угольная, машиностроение, металлообработка), продукция которой без проблем находила сбыт в том числе и за пределами царства, а также сельского хозяйства Польша не испытывала дефицита денеж­ных знаков. Объем денежного обращения в расчете на одного жителя был существенно выше, чем во многих регионах империи. Об этом же свидетельствовал и совокупный баланс польских банков, и средний размер сбережений населения в сберегательных кассах.

 

                                  

 

 

  Дальнейшая история денежного обращения на польских землях выглядела следующим образом. В 1914 г. началась Первая мировая война. С самого начала она стала развиваться неблагоприятно для России: немцы нанесли тяжелое поражение русским армиям в Вос­точной Пруссии и развернули масштабное наступление, в результате которого к середине 1915 г. вся российская часть Польши оказалась оккупированной германскими войсками. России в основном удалось вывезти имущество и ценности польских отделений Государ­ственного банка, и перед оккупационными властями встала задача наладить денежное об­ращение на оккупированных территориях.

 

  Сначала была введена в обращение германская валюта - рейхсмарка (германские вла­сти в ходе этой реформы пытались решить еще одну важную экономическую задачу - изъ­ять путем обмена на рейхсмарки по неэквивалентному курсу полноценную российскую валюту, остававшуюся на руках у местного населения, для дальнейшего ее предъявления России к обмену на золото). Затем Германия приняла решение о введении в обращение на территории Польши оккупационной эрзац-валюты. Для этого в 1916 г. была образована так называемая Восточная ссудная касса.

 

  Восточная ссудная касса выпускала для оккупированных территорий сначала так назы­ваемые ост-рубли (с 17 апреля 1916 г. в г. Позене (ныне Познань)), а с 4 апреля 1918 г. в г. Ковно (ныне Каунас) - так называемые ост-марки, официально приравненные к германской марке.

 

  Под конец войны, чтобы обеспечить более прочный тыл своего Восточного фронта, Гер­мания и Австро-Венгрия взяли курс на восстановление из частей, входивших ранее в состав трех империй, независимого Польского государства. В качестве переходного этапа на этом пути 5 ноября 1916 г. под патронатом Германской империи было образовано Варшавское генерал-губернаторство, а 9 декабря 1916 г. в Варшаве была образована Польская краевая эмиссионная касса, которая выпустила в обращение кре­дитные билеты, номинированные в польских марках, и разменную монету в фенигах (ис­каженная польская калька с немецкого «пфенниг»). Польские марки на территории Польши в этот период обращались наравне и по паритету с немецкими.

Авторы А.В.Бугров, С.В.Калмыков

Архив статей

Денежное обращение в Великом Княжестве Финляндском (XIX - начало XX в.)
С берегов Нила. Необычная античная монета Птолемеевского Египта.
Мятеж на Баунти.
Нумизматические памятники Мессинского землятрясения.
Монетный двор-спутник в Сестрорецке.
Российские корабли на иностранных монетах.
Монетная реформа Петра Первого.
Создание государственного банка.
Секретные жетоны.
Тайна Александрийского столпа.
Большой рейтинг посещаемых нумизматических сайтов Каталог сайтов: Увлечения и хобби